воскресенье, 14 августа 2016 г.

Бессонные припадки. Выпадение в ночь.


ЗОЖ нагрянул внезапно. Посреди ночи, а точнее в 3.04 минуты, организм потребовал ночную порцию витаминов в виде кислого зелёного яблока. На самом же деле его мучила жажда заблудившегося в бескрайней пустыне странника, увлёкшегося живыми песчаными фильтрами для своего инстаграма. Кислородно – водородное соединение, именуемое в народе как водка вода, перестало выполнять свою непосредственную функцию оазиса, на что организм, отравленный и окрылённый пару часов назад порцией этанола, отправил в головной офис сигналы SOS в виде аритмических ударов сердца.

«Намечается очередная бессонная ночь» - заметило тело, принявшее горизонтальное положение знаком ночной сиесты. А зря. Твёрдое, как метеоритный камень, и зелёное, как полная ванна холодной воды (так вот почему именно оно!) яблоко пошло на ура, но особого облегчения не последовало.

Проглотив ещё полбутылки ледяной воды и поняв, что борьба с бессонницей обречена на мешки под глазами и жуткую мигрень с восходом солнца, было решено обогатить тело кислородом без водорода (насколько это было возможно) через открытое окно.

Ночной воздух окутал шёлковой прохладой всю комнату. На небе мерцала одна единственная яркая звезда. Хотелось вызвать спасателей, на случай, если она всё-таки решит окончательно раскачаться и оторваться от неба. Загадывать «сонницу» не было смысла – всё равно не судьба, а такую яркую звёздочку терять жалко. Хотя кто их знает, может её и нет давно, а то, что мы видим – всего-лишь иллюзия? Присмотревшись, замечаешь, что она там не одна: чем дольше смотришь, тем больше их становится – больших и малых,  ярких и тусклых, мерцающих и неподвижных.

Взгляд медленно скользит вниз на здания. Раз, два, три, четыре. Четыре горящих окна. Столько же бессонных пар глаз. Или просто кто-то забыл выключить свет? В моём окне горит темнота. Да и кто сказал, что число горящих окон прямо пропорционально числу бессонных голов? Никто не знает, сколько нас таких в ночи…

Глупый поток мыслей перебивает метла дворника. 3.47. Не спать по ночам его работа. Добравшись до супермаркета, он кладёт метлу и кидает монетку в кофейный аппарат. Тот взвывает от неожиданности (никто его не предупреждал, что нужно будет работать и по ночам), тарахтит, смешивает и выплёвывает в пластмассовый стаканчик слабо разбавленный кофейный напиток. Этому дворнику повезло: предшественникам он отвечал молчанием партизана, за что был неоднократно избит.

За всем этим дело следит сторож супермаркета. Как только дворник пошёл прочь, таща за собой тележку с метлой и мусором, и наслаждаясь кофейным небом, сторож подошёл к табачному стенду и взял пачку с самого низа. Парламент, наверное. Дорогие сигареты всегда находятся далеко от пытливых «мнеможнояужевзрослых» глаз. Привилегии сторожа. Интересно, а есть ему тоже можно всё, что вздумается? Наверное поэтому они так часто меняются... А этот стоит и курит, стоя перед двумя тележками, заслоняющими стеклянные двери.

На этот раз бегущую строку мыслей перебил глубокий вдох. От резкого прилива воздуха, сердце решило перезапустить внутренние кислородные подушки, отчего башку выкинуло на дно Тихого океана, над которым проходил гудящий пароход. Через секунду из темноты снова вылезло уже не столь звёздное небо, здание с теперь уже двумя горящими окнами и пустынная улица. Пора снова принять горизонтальное положение и выключить мыслепоток.

Попытка не пытка. Приняв последнее n-ное количество глотков воды, отправляюсь в кровать. В самом начале истории, n-ное количество лет назад вода выплюнула меня из зоны комфорта в этот мир. Опять-таки поздней ночью. Чем я была до причудливой гримасы недовольна. История повторяется.


4.09. Спокойной ночи. Vol.2.

среда, 6 июля 2016 г.

Утро, какое оно есть


Когда веко левого глаза наконец-таки приподнялось и лучи, небрежно раскиданного по комнате солнца ворвались в мою голову, красочные прожектора "а-ля ночь в Лас-Вегасе" устроили грандиозное светопреставление наказов и обязательств, бегущей строкой на моём глазном лсд-экране.

Откинутое одеяло зависло в воздухе. Штурмовать мысленную крепость не удалось с первого раза. В голове отбивал ритм стук печатной машинки, набирая и стирая буквенные галлюцинации.

На самом деле происходило ровным счётом ничего: извозчик деревенских молочных продуктов призывал спящий город развязать глазные мешки и заполнить полки своих холодильников белыми баночками.

Вскоре он встретил на своём пути сказочного трубадура с трахтибидоховской бородой, служащей ресурсом изготовления веника - самого необходимого атрибута каждого дома, после кошки. И когда молочно-вениковая полемика начала разгораться белым колючим пламенем, из под земли возник мальчик-бамбук.

Мальчик-бамбук никогда не взрослеет: каким он был лет 20 назад, таким он и сохранился. В своём ранце он носит камышовые заросли, изредка ненавязчивым стыдливым взглядом предлагая купить хотя бы тростиночку. Возможно дома у него огромная фабрика по изготовлению бамбучной сыворотки молодости, и чтобы его не накрыли за эгоизм и нарциссизм, он время от времени пытается впихнуть неискушённому потребителю малую дозу необработанной молодости. А кто из нас покупал когда-либо бамбук? Припоминаю только пару дворовых хулиганов, которые считают бамбук особым видом задарма раздающегося наркотика.

Не знаю, кому нужно всё это бамбуковое счастье, но крики и ор за место под солнцем (в зоне видения богатого дальнеидущего клиента) перебивает всё это сонное мухное (да, мухное) ленивое утро. Кстати, приятного аппетита ласточкам и воробьям, которые завтракают даже не стоя, как лошади, а на лету: увидел, долетел, съел. Была бы я Дюймовочкой - использовала бы сытых ласточек вместо такси.

Приподнимается веко правого глаза и застревает в запутавшихся ресничках. Закрывается. Вырванные ресницы вряд ли вырастут в чайный куст, хотя Бодхидхарма его знает. Открывается третий глаз. Понимает, что открылся не в том месте и не в то время, глубоко вздыхает и закрывается. Занавес поднимается. День начинается.