среда, 25 января 2017 г.

Eastern Man


Его постель всегда пахла китайским чаем. Каждую ночь, в одно и то же время, по расписанию, он разливал кружку чая на постель. Огромную кружку, с кричащей надписью Don't panic! Разливал он её, конечно же, нечаянно. Приходилось подкладывать полотенца на мокрую простыню, одеяло смиренно уходило вешаться на балкон, а он, взяв единственную сухую подушку располагался прямо на жёстком полу. Под утро же, тщательно перебирая плейлист в поисках песни с которой надо было начать новый день, он выкуривал первую утреннюю сигарету и забирал домой влажное холодное одеяло. Потом по листку собирал оставшиеся на простыне любимого да хун пао, заправлял постель и обещал сам себе никогда больше не пить чай в постели. Обещание длилось до наступления темноты.

Ночь была единственным пространственно- временным лучом во Вселенной, где мысли обретали шрифт, ноты – музыку, а фантазии – краски. Когда дом наполнялся умиротворённой сонной негой, а фонари за окном меркли под мерцающим звёздным небом, он, сидя на том же самом жёстком паркете, открывал потрёпанный hp и начинал творить. Сначала медленно и осторожно, затем всё стремительнее затягивала его воронка из звукови ритмов, разливаясь по комнате, вытекая через полуоткрытую дверь на балкон, через висевшее одеяло, на улицу, заполняя город тахикардийным ритмом.

Иногда он выходил побродить по пустыне. Один, знойным летним днём. Ярко-оранжевый диск солнца пылал на горизонте. Босые ноги проваливались в горячий песок. Ветер подхватывал весь жар пустыни, смешивал с песком и врезывался в обгорелое лицо. Больше всего страдали глаза. Капельки пота не успевали прорезываться через кипящий слой эпидермиса и тут же высыхали. Где-то вдалеке проходили бедуины. Их лениво тащили на своих горбах истощённые от жары верблюды. Глоток воды испарился бы до того, как попасть в рот. Но даже он бы не смог спасти от естественного самовозгорания.

Он судорожно дернул рукой, как вздрагивают едва уснувшие, не успевшие попасть в глубокий сон. Кружка чая повторяла сценарий предсказуемого дешёвого детектива: сегодняшняя ночь не стала исключением. Жёлтый чай стремительно растекался по белой простыне, превращаясь в песок. Крупные распаренные листья превращались в островки оазиса. Травянистый аромат замещал запах второкачественного табака, делая его резче и горьче. 

На небе дребезжали лики света, пытающиеся пробиться через стекло синевато-серого неба. Ласточки выделывали первые сонные круги в воздухе. Утренняя прохлада отрезвляюще ударяла в лицо, в глаза, в улыбку.

Взяв подушку и устроившись на полу, он лёг. Глоток воды  потушил пожар. Под звуки только что родившейся мелодии, он сомкнул красные глаза: то ли от моргающего монитора, то ли от песка…

Комментариев нет:

Отправить комментарий